Зеленоград и космос
Фото ©Зеленоград сегодня. Кристина Сорокина
11.04.2017

Зеленоград и космос

Зеленоград связан с космосом многими гранями. Прежде всего, это чистые материалы, схемы и аппаратура космического назначения.
Известно, что основой для полупроводниковой электроники служат особо чистые материалы. В стране их умели получать только в институтах АН СССР и в слишком малых количествах. А материалы нужны были для массового производства…

Для решения этой проблемы в зеленоградском Научном центре был создан НИИ материаловедения (НИИМВ) с заводом «Элма». Его первым директором стал член-корреспондент АН СССР Андрей Юрьевич Малинин. На «Элме» осуществлялись первоначальные операции по изготовлению интегральных схем: сначала выращивались монокристаллы кремния, а затем размечались контуры исходных структур сразу для десятков, а то и сотен одинаковых интегральных схем — для последующей групповой обработки. Разрезание на пластины толщиной около 0,5 миллиметра, шлифовка и полировка до зеркального блеска, выделение контуров будущих схем — это лишь самые простые операции исходного технологического процесса.
Проблема выхода годных пластин была одной из центральных. Каждый дефект кристаллической решетки — это потенциальный брак будущей интегральной схемы… Ученым из НИИМВ удалось предсказать и изучить основные закономерности возникновения дефектных участков кремниевых пластин. В частности, было высказано смелое предположение, что дефектность зависит от силы гравитации в зоне выращивания кристалла. Провели уточняющий эксперимент на центрифуге, уверенность в правильности гипотезы возросла. Тогда поставили вместе с космонавтами технологический эксперимент на орбите — и гипотеза подтвердилась! Так родилось и ныне живет космическое материаловедение — одно из детищ А. Ю. Малинина.
Изготовленные годные кристаллы передавались на другие предприятия, в основном на завод «Микрон». Здесь из кристаллов формировались интегральные схемы, готовые для использования в микроэлектронных устройствах.

Уровень интеграции элементов в микроэлектронных схемах быстро рос: к 1975 году на одном кристалле размещалось до 20 тысяч транзисторов. Для сравнения отметим, что плотность расположения элементов к началу 70-х годов составляла 1000 элементов, в 1978 году — 80 тысяч, а в 1980 году — до 240 тысяч транзисторов на кристалле.

Возросшая плотность элементов и новые технологии потребовали принципиально новой системы проектирования интегральных схем. Такая система была разработана в НИИМЭ, и в 1975 году коллективу разработчиков этой системы была присуждена Государственная премия СССР в области науки и техники.
Разработанные на «Микроне» большие интегральные схемы (БИС) передавались в НИИМП, «Элас», на завод «Ангстрем» для производства готовых к работе устройств и компьютеров. Именно на заводе «Ангстрем» в 1975 году была достигнута плотность размещения 20 тысяч транзисторов на одном кристалле; это была БИС оперативного запоминающего устройства (ОЗУ). Тогда же в НИИМП в результате большой работы, которую возглавлял Борис Седунов, был создан новый элемент — прибор с зарядовой связью (ПЗС).
ПЗС позволил заменить фотопленку, которая использовалась в космических аппаратах для записи информации. Эта фотопленка ограничивала срок жизни космического аппарата на орбите десятью днями. Кончалась пленка — аппарат вынужден был приземляться. Разработка группы во главе с Б. Седуновым позволила решить эту проблему.
Созданные на предприятиях «Элас», «Ангстрем» устройства были установлены на космических аппаратах, исследующих Венеру и Марс.

8 и 14 июня 1975 года были запущены автоматические станции «Венера-9» и «Венера-10», которые стали первыми искусственными спутниками Венеры (22 октября 1975 г. — «Венера-9», 25 октября 1975 г. — «Венера-10»). Спускаемые аппараты станций совершили мягкую посадку на Венеру и впервые передали на Землю венерианскую фотопанораму.

В ночь с 10 на 11 января 1975 года с Байконура стартовал космический корабль «Союз-17». Экипаж состоял из двух человек: командира корабля подполковника Алексея Губарева и бортинженера кандидата технических наук Георгия Гречко. «Союз-17» состыковался с орбитальной станцией «Салют-4» (эта станция была снабжена бортовым компьютером, разработанным на зеленоградском предприятии «Элас»; руководитель Г. Гуськов). Через месяц после выполнения научной программы космонавты вернулись на Землю.
Летчик-космонавт Алексей Александрович Губарев родился в селе Гвардейцы Куйбышевской области. После смерти отца, в 1936 году, семья переехала в Подмосковье в совхоз «Чашниково» под Крюковом. В 1950 году он окончил среднюю школу в Крюкове. Поступил в морское авиационное училище, по окончании которого получил назначение на Дальний Восток. А в 1957 году поступил в Военно-воздушную академию. Закончив учебу, он продолжил службу в авиационных частях. За время службы Губарев провел в воздухе около двух тысяч часов, проявив и знания, и искусство летчика, и хладнокровие, и командирский навык.
Алексей Губарев пришел в отряд космонавтов в начале 1963 года. К своему первому космическому старту он готовился более 10 лет.

В 1975 году установилось тесное сотрудничество НИИМП и завода «Компонент» со Звездным городком и Федерацией космонавтики по программе «Интеркосмос». По этой программе с 1975 по 1982 год лаборатория под руководством Билля Викторовича Бурдыкина разрабатывала сувенирные знаки, которые брали с собой в международные полеты советские космонавты.

Первые сувенирные знаки и медаль были выпущены в 1975 году к первому экспериментальному международному космическому полету. Тогда полетели советский корабль «Союз» и американский «Аполлон» (экипажи: А. Леонов, В. Кубасов, Т. Стаффорд, Д. Слейтон, В. Бранд). Рабочий эскиз по штампу Бурдыкина гравировал Валерий Кузьмин.
Эти знаки есть теперь в музеях космоса 11 стран мира, космонавты которых участвовали в совместных космических полетах.

Космическую тему Билль Бурдыкин (выпускник «Строгановки») начинал в 1961 году, когда им было выполнено клише для бортового журнала космического корабля «Восток». С бортжурналом, изготовленным по этому клише, и полетел в космос Юрий Гагарин 12 апреля 1961 года.
Вспоминает Билль Бурдыкин («Крюковские ведомости», № 4, 14 апреля 2001 г.): «У нас на предприятии зачинателем выпуска значков был Виктор Педченко. Сначала значки делали крашеные, они выгорали на солнце.

С приходом технолога Валентины Бахтияровой мы стали изготовлять знаки напылением на ситалловую подложку. Родилась-то эта технология на «Ангстреме». Первый значок «Ильич» размером 9х9 сделали Валентин Архипов, фотограф высокой квалификации Антонина Триусова, художники Борис Заломов и Анатолий Малый, конструктор Римма Яркина, художник по эмалям Ирина Окладнова и многие другие».
 Игорь Быстров 


  Версия для печати
Комментарии:
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
Добавить комментарий